Обратная связь

Куда вам перезвонить: Telegram, Whatsapp, телефон?

соглашением о конфиденциальности
Фев 01 — 2021

Сафрошкин Пётр. Диктор из «Большого»

Петр Сафрошкин. Диктор из «Большого»

Некоторые дикторы агентства «Рексквер» для нас больше, чем просто талантливые актеры озвучивания. Мы с гордостью называем их друзьями. И когда они приходят к нам в студию работать над проектом, то часто остаются после просто поговорить о разном. Мы хотели бы поделиться с вами одной такой беседой, которая состоялась между нашим товарищем Петром Сафрошкиным и генеральным директором студии Александром Татаринцевым.

«Рексквер»: Первый вопрос, который мы традиционно задаем всем своим коллегам: какое образование ты имеешь?

Петр Сафрошкин: Я имею образование, которое совершенно не позволяет мне работать у микрофона: я экономист-маркетолог по одному образованию, а по второму я музыкант, занимаюсь классическим пением, академическим вокалом, но ни то, ни другое никак не связано с моей работой у микрофона. Я здесь случайно, буквально, зашел с улицы, я расскажу об этом позже.

Итак, случайный актер в нашей студии, Петр Сафрошкин, который, кстати, имеет образование музыкальное, но почему-то считает себя случайным человеком в этой индустрии. Как впервые оказался у микрофона, Петр?

– Я помню, что сидел на репетиции, мы ставили какую-то оперу, и мне было дико скучно. Хотя это может показаться каким-то совершенно зажравшимся эпизодом: сидит человек, репетирует оперу и ему скучно. Некоторые в офисах по 10 часов пашут и не говорят такого. Тем не менее я сидел, мне было скучно, и я понял, что мне очень хочется дать свободу своему голосу, мне хочется им не только петь. И я подумал: «А что я могу?». Я всегда любил говорить, я любил выступать на публику, и меня даже иногда просили вести мастер-классы по публичным выступлениям, по работе с голосом. «А почему бы мне, собственно, не сделать это еще одним своим хлебом, не заниматься этим профессионально?», - но, конечно, забегая вперед скажу, что это оказалось не так просто, как мне казалось. Я думал, что я, как певец, как обладатель хорошего низкого голоса, могу прийти в любую студию и мне скажут: «Боже мой, где ты ходил все это время, все эти годы мы искали только тебя!», - предложат гонорары с 7-ю нулями… Все оказалось гораздо сложнее, я понял, что мне нужно очень сильно заниматься профессионально тем, что называется дикторское мастерство, и только потом уже предлагать себя в этой роли.

А вот что касается тех жанров, в которых ты работаешь, что у тебя больше всего получается? Или так вопрос поставим: что самому больше нравится?

– У меня нет мечт о дубляже, но я знаю, что это философский камень многих дикторов. Но меня очень вдохновляют аудиокниги. Мне нравится сидеть и ломать голову над прочтением, когда ты сначала читаешь сложный текст и даже на прочтении не очень понимаешь, что имел ввиду автор. Когда ты пытаешься его озвучить, прожить его, ты тем более не понимаешь, но когда ты делаешь это 3-5 раз, то к 5-му появляются какие-то проблески, и на 10-й раз ты такой: «О, вот так…».

«Рексквер»: Вот же, о чем он…

Петр Сафрошкин: Конечно, нет, вот эти все акценты – это ложное, нет, это не нужно, он совсем не хотел на этом заострять внимание читателя. А вот этот, допустим, малозначительный какой-то эпизод в конце, вот его-то и нужно выделить, оттенить, потому, что тогда вся эта страница играет, сверкает новыми красками. Вот этот отчасти математический, отчасти философский поиск доставляет мне колоссальное удовольствие. Моя профессиональная цель и моя мечта – это стать хорошим актером озвучивания книг.

Ну, отлично, достойно похвалы.

– Но пока я считаю, что реклама памперсов и детского питания, которая у меня есть, она очень способствует на этом пути, помогает двигаться. Ну, первые ступеньки они же какие-то должны быть, хоть от памперсов оттолкнешься…

Ну да, все мы начинали с памперсов.

– Естественно.

И все мы закончим памперсами. Предмет для гордости в работе? Может быть, ты как-то гениально озвучил памперсы или что-то еще? А может быть, это не касается того предмета, о котором мы говорим, может, у тебя где-то в другой работе, связанной с пением, с вокалом, получилось что-то крутое и ты этим гордишься?

– Знаешь, это не моя заслуга, так сложились обстоятельства, но есть один эпизод, им я действительно горжусь, хотя понимаю, что это примерно как гордиться тем, что ты родился ростом метр девяносто.

Тебе и это удалось.

Петр Сафрошкин: Удалось, да, спасибо папе с мамой. У меня мой музыкальный сольный дебют состоялся на сцене Большого театра, в опере Прокофьева «Семен Котко», это было в 2014-м году, и от меня это совершенно никак не зависело. Просто я прошел один небольшой просмотр и получил там небольшую роль. Но тем не менее, как это красиво выглядит в резюме: дебютировал как солист на сцене государственного академического Большого театра.

«Рексквер»: Ну, и насколько я знаю, ты как вокалист объездил, если не весь мир, то полмира абсолютно!

Про бесплатные сэндвичи для дикторов

«Рексквер»: А чем ты гордишься в озвучивании?

– Ты знаешь, что касается дикторства, это не то, чтобы повод для гордости, но у меня есть замечательная история, которая придает мне радости, когда я ее вспоминаю. Я однажды захожу в одну сеть фаст-фуда, беру там сэндвич и готовлюсь расплатиться, а ко мне подходит улыбчивый мужчина (может быть, это владелец франчайзинговой точки, может быть, он там менеджер) и говорит, что ничего платить не надо. Я удивился: «Как так? Что такое, вы ко мне подкатываете? Объясните, чем я должен буду заплатить за это? Не на все я готов, чтобы получить сэндвич». И он отвечает: «Нет, это же вы озвучивали рекламу нашего нового сэндвича!». Представляешь, мне дали бесплатный сэндвич, просто узнав мой голос. Мне кажется, что не каждый диктор может вообще таким похвастаться. Но ей-богу, когда я понял, что это работает, то пошел по остальным точкам этой сети и всем говорил: «Здравствуйте, вы узнаете меня? Какой у вас любимый сэндвич, как вам новый сэндвич «Эверест?», – и все такие: «Мужчина, что заказывать будете?».

Ну вот, повезло, что попался человек с абсолютным слухом. А ты задумывался над тем, какую пользу обществу приносит твоя работа?

– Я не думаю о таких экзистенциальных материях. Мне кажется, что очень велик соблазн под каждую работу, под каждого суслика и каждого сверчка какую-то пользу обществу притянуть. Я работаю для того, чтобы хорошо делать свою работу. Я считаю, что это самый главный посыл, который должен иметь профессионал. Никаких высоких материй: я хочу хорошо делать свою работу. И это уже приносит пользу, по крайней мере тем, кто ее заказывает.

Петр, кстати, скромничает, потому что когда мы что-то пишем с ним, то он сам пишет по 250 дублей, потому что сомневается в себе всегда. Обычно такая инициатива исходит от клиента, а тут Петр сам. И когда клиент уже в восторге и уходит из студии на 7-м небе от счастья…

– Я вцепляюсь в его ногу, и такой: «Ну, куда, мы же еще не сделали!».

Да, дайте я еще сделаю 10 дублей того дубля, который вам понравился.

Петр Сафрошкин: А ты ему говоришь: «Да, конечно, ведь все идет в счет клиенту». Работа студии включена в счет.

Разумеется, мы работаем с перфикционистами, на этом и зарабатываем. Но поменяемся местами с твоим заказчиком, о котором мы сейчас говорили. Представь, что тебе дали на кастинг 10 голосов, один из которых будет читать рекламу банка. Все голоса прекрасные, у них классные тембры, они все правильно говорят. Вот по каким критериям лично ты, Петр, выбрал бы лучшего, того, кто достоин принять участие в данном проекте? Может быть, вспомнишь, как тебя принимали?

– Я бы хотел, чтобы голос, которым будет звучать мой бренд, был похож на голос клиента моего бренда. Чтобы он не говорил шаблонными, дикторскими подходами, но чтобы этот человек был в состоянии прожить и понять, о чем мой бренд, о чем эта услуга и, может быть, какие сложности возникают у клиентов, ведь их я и пытаюсь решить. Я хочу услышать, что этот человек будто бы побывал в отделении банка, допустим, которым я руковожу. В общем-то, не плохо представить себе это и якобы оттуда записать эту рекламу. Есть у нас банк, который славится своими очередями по 500 человек, так вот я хочу, чтобы этот человек будто побывал в отделении моего банка без очередей, и оттуда уже произносил: «Вы устали стоять в очередях, вам хочется тратить 5 минут, а не 45 на обслуживание в банке…».

Какие профессиональные советы ты дал бы тем людям, кто только постигает азы твоей профессии и делает в ней первые шаги?

– Я и сам только постигаю азы этой профессии благодаря людям, с которыми имею возможность общаться, у которых могу учиться, и я бы хотел посоветовать никогда не переоценивать свои силы. Очень много людей рассылают свои демо, предлагают себя для участия в безумном количестве проектов, там, где даже черным по белому написано: пожалуйста, не тратьте наше время, не пробуйтесь те, кто не имеет опыта подобных проектов. Я сам уже попадал в такие ситуации и дал себе зарок, что этого делать не нужно, не нужно тратить время других людей, не нужно представлять о себе больше, чем ты способен дать. Лучше работать над своим развитием, писать свои проекты, пусть в полку, в соцсеть, учиться, развиваться и предлагать только то, что ты способен качественно сделать.

Сафрошкин Пётр. Про «адскую» разминку для голоса

Любимая, а может даже, своя какая-то разминалка для речи есть у тебя? Я знаю, что ты всегда разминаешься перед записью.

– Мне очень нравится адская разминка, которая помогает проработать глубокие мышцы языка и одновременно губы. Ни для кого, наверное, уже не секрет, что именно язык и губы представляют собой главные мышцы, которые влияют на нашу дикцию и подачу. Зубы разомкнуты, губы плотно сомкнуты, язык, прошу прощения за такое сравнение, аккуратно, незаметно пристраивается сзади к губам, с той стороны…

«Рексквер»: Интересно…

Петр Сафрошкин: Я же из шоу бизнеса, все-таки, опера, пение, не поймите неправильно, и по кругу… Слушай, снова неправильные какие-то ассоциации, по кругу начинает разминать губы изнутри, язык по кругу проходит за губами и продавливает их изнутри. В одну сторону по часовой стрелке, в другую против часовой. Если сделать это упражнение, обращая внимание на то, чтобы степень давления была хорошей, чтобы язык не отлынивал, то через уже 3 таких итерации в одну сторону и 3 повтора в другую (у кого хватит сил, то 5) будет отваливаться все, великолепно разминает. Не стоит делать это упражнение непосредственно перед записью, потому что оно очень сильно убивает мышцы, лучше сделать его за какое-то время, чтобы вы смогли отдохнуть. И знаешь, у меня есть еще удивительно простая подготовка, которая помогает разогревать голос. Мы часто с ходу впрыгиваем в студию, спешим с одного проекта на другой, и нам очень важно максимально быстро подготовиться и готовым, в нужной кондиции, сесть к микрофону. Так вот, если взять руки, сложить ладони и поднести их ко рту, и попытаться согреть их своим дыханием, несколько вот таких теплых выдохов из глубины диафрагмальной, они очень хорошо помогают разогреть голосовой аппарат, гортань, и голос звучит мягче и сочнее.

Ну да, оно еще помогает здорово разогреть мембрану микрофона, иногда они очень прохладные. Петя, а вспомни интересный, ну, или какой-то запомнившийся тебе случай в работе.

– Можно сказать, что это не связано с работой, но близко к ней. История такая, где профессиональное было вынесено во внешнюю жизнь. Я возвращался однажды после концерта на метро. Я живу на конечной остановке, и я увидел мужчину, который явно был пьян. Он заснул, и кому-то нужно было его разбудить. А там обычно хрупкие женщины, которые работают дежурными по станции, ходят по вагонам. И я захотел помочь, подошел к этому мужчине, который бессовестно храпел. Голова его лежала где-то на поручне, я присел рядом с ним, вдохнул и сказал: «Уважаемый пассажир, поезд прибыл на конечную станцию, просьба освободить вагон». И ты знаешь, я рассчитывал на все, что угодно: на мат, на то, что он продолжит храпеть, но похоже, что это был либо военный, либо какой-то там отставной…

«Рексквер»: С условными рефлексами…

Петр Сафрошкин: Да, ты представляешь: его тело собралось в единую струну, мне показалось, что он сейчас как ракета Илона Маска взлетит. Он резко сел, не открывая глаз сказал: «Товарищ полковник, по вашему приказанию прибыл», – и отрубился снова. Я ржал невыносимо просто и сам лег рядом с ним, и женщине пришлось поднимать нас обоих. Это вот когда профессия выходит в реальную жизнь, до чего она может довести людей.

Про место дикторов в мире будущего

Ну, круто. А никогда не думал, чем ты будешь заниматься, когда чтецов заменят синтетические голоса? А они уже, насколько мы видим, наступают на гортань, на связки и так далее. Кстати, ты вообще веришь в теорию, что все-таки заменят, или не веришь?

– Сейчас в меня полетят многочисленные плевки и проклятия, кто-то сделает мою куклу вуду… Я хорошо отношусь к развитию современных технологий, и мне кажется, нет ни малейшего смысла противостоять тем тенденциям, которые диктуют развитие искусственного интеллекта, нейросети и так далее. Это просто невозможно и это не целесообразно, поэтому, очевидно, любая профессия потеряет огромное количество живых людей, которые ею кормились. И останутся только лучшие, те, кто сможет уйти в другие ниши.

Да, хорошо, что еще не пришли роботы.

– Знаешь, мне вспоминается фильм «Я робот», там в пустыне стояли огромные контейнеры, в которых были похоронены уснувшие старые модификации. Мне представляется, что у нас такими долинами будет заполнен весь мир: и будет долина дикторов, певцов, будет огромная долина кассиров. И может быть, когда-нибудь мы придем к тому, что у нас будет нейропрезидент, нейроправительство, и будет долина, соответственно, чиновников. Чем я в это время буду заниматься? Я отвечу так: «Здравствуйте, с вами говорит робот Алекс. Сегодня мы освоим новую профессию нейродиктора, добро пожаловать в нашу студию». Мимикрировать буду, наверное, я думаю, также, как и ты, когда появятся нейрозвукорежиссеры. Чего бы я не хотел, так это продавать свой голос для обучения нейросетей. Вот это мне почему-то кажется кощунственным, хотя, я знаю такие предложения, на которые откликаются многие профессионалы индустрии за большие деньги…

Даже за не очень большие откликаются.

– Вот мне бы хотелось, чтобы моим голосом мог звучать только я.

Это правильно. Мы же все понимаем, что возможны всякие разные злоупотребления, когда твоей маме позвонишь условный ты и скажешь: «У меня проблемы, мама, вышли мне денег». Здесь вот тоже пока все непонятно… Мы с тобой будем надеяться, что наша профессия не вымрет никогда и будет служить только на пользу обществу.

Петр Сафрошкин: Я как певец знаю, что в музыке живет душа человека, и как диктор, я тоже верю, что, пусть не во всей рекламе, но, по крайней мере, в художественной литературе, в фильмах, в радиопостановках живет душа человека, и мне кажется, что чем профессиональнее будут дикторы, чем больше они будут не техническими специалистами, а проводниками души в мир звука, тем дольше будет жить профессия, потому что это последнее, наверное, что сможет освоить нейросеть, если когда-нибудь сможет...

Заказать голос Петра Сафрошкина в СТУДИИ «РЕКСКВЕР»

Студия «Рексквер» озвучивает проекты любой сложности: от простых автоответчиков до голосового синтеза. Мы готовы предложить заказчикам сотрудничество с профессионалом, мастером своего дела – Петром Сафрошкиным. Оформить заявку вы можете прямо на этой странице.


Узнать стоимость



Смотрите также
Спасибо!

Заявка успешно отправлена. Наши специалисты свяжутся с вами в ближайшее время

Спасибо!

Скоро мы отправим Счет-оферту на указанный Вами электронный ящик.
Если Вы не получили документ, пожалуйста, свяжитесь с нами: rec@recsquare.ru. Спасибо!

Оставить заявку
соглашением о конфиденциальности
Заказать подборку региональных дикторов

Оставьте Ваши контакты и наши специалисты предоставят информацию по всем региональным дикторам и ценам

Заказать звонок
___

Наша задача по данному проекту заключалась: Кастинг диктора Андрей Соколов. Студийная запись диктора Саунддизайн и сведение Клиент: ПАО «Бинбанк»