+ 7 495 535-55-45
info@recsquare.ru
Москва, ул. Тимирязевская, 1
ПН-ПТ 9:00-19:00
СБ-ВС 10:00-18:00
Быстрый заказ
10 Марта 2023

Актеры дубляжа Ислам Ганджаев и Александр Скиданов

Ведущая, Алена Минчук: Привет-привет! Меня зовут Алёна Минчук и я ведущая подкаста «Про озвучку». Мы беседуем с топ-представителями звуковой индустрии. Сегодня у нас в гостях актеры, подарившие свои голоса, пожалуй, самым ярким персонажам аниме индустрии.

Ислам Ганджаев и Александр Скиданов – актеры кино и дубляжа, участники популярного аниме-коллектива «Студийная банда». 

Александр известен по озвучиванию ролей Иноске Хасибиро в «Истребителе демонов» и Бертольда Хувера в «Атаке титанов». Помимо этого Александр является голосом американского блогера Мистера Биста. 

Ислам Ганджаев приобрел известность у поклонников благодаря озвучиванию роли Тандзиро Камадо в популярной манге «Истребитель демонов». Также его голосом говорит Ванитас в мемуарах «Ванитаса» и Дэндзи в «Человеке-бензопиле».

Лезем в личное: профайл актеров


Алена Минчук: Итак, в гостях Ислам Ганджаев и Александр Скиданов. Саша, Ислам, привет! 

Гости: Привет!

Аниме – обман или действительно крутой жанр?  

Алена Минчук: Так, ладно, признавайтесь, хочу такой же славы как у вас, в чем секрет популярности аниме жанра?

Александр Скиданов: Аниме крутое.

Алена Минчук: Почему? 

Ислам Ганджаев: Потому что не так, как в жизни, не знаю.

Александр Скиданов: Ну да, много фантазии, много себе позволяют. Вообще японская анимация – это в принципе фантасмагория чистой воды, там в плане эмоций, в плане сюжета, в плане вообще всё, что угодно, есть. Аниме есть на любой жанр в принципе. То есть это все. 

Ислам Ганджаев: Мне кажется эмоциональная составляющая также важна, потому что таких эмоций ты не увидишь в кино. И в жизни возможно чего-то такого мало. И когда ты смотришь это и сейчас именно в нашем дубляже, когда зритель слышит, как мы этому отдаёмся, надрываем связки, они этим особенно проникаются, и вот уже как-то само собой разумеющееся. Наверное, вот на таком уровне.

Алена Минчук: Получается это своеобразный самообман, если вы попадаете в другой мир, в нем живете, и вам там нравится больше, не правда ли? 

Ислам Ганджаев: Мы не живем.

Алена Минчук: Как не живете? Разве артист не вживается в роль? Я не поняла?! 

Ислам Ганджаев: Вживается-вживается! Чуть-чуть!

Алена Минчук: Так, я не поняла, обманываете что ли зрителей? 

Ислам: Нет.

Скиданов: Нет, ни в коем случае.

Алена Минчук: То есть вживаетесь? 

Ислам: Вживаемся.

Скиданов: Но я же не хожу с кабаньей головой постоянно. 

Алена Минчук: То есть сами себя обманываете? 

Скиданов: Нет!

Ганджаев: Ни в коем случае. 

Алена Минчук: Ладно, вы участники коллектива «Студийная банда». А как вы там оказались?

Александр Скиданов: Я пришел туда после театрального вуза, после высшего театрального училища имени Михаила Семеновича Щепкина. Мне позвонил Ваня Породнов, актёр на тот момент Малого театра и мой добрый друг, мой большой друг, тоже выпускник Щепкинского театрального училища. 

Алена Минчук: Я тогда напомню, что я тоже выпускница Щепкинского училища.

Ислам Ганджаев: А я туда не поступил!

Александр Скиданов: Здесь все по блату, только Ислама так позвали…

Алена Минчук: За красивые глазки! 

Александр Скиданов: Короче, Ваня мне звонит, говорит: «Саня, нравится аниме?» Я такой: «Я люблю аниме». Он такой: «Хочешь озвучивать?» Я такой: «Озвучивать аниме?» Он говорит: «Да, за деньги и лицензированный контент». 

Алена Минчук: Такой свет в конце тоннеля.

Александр Скиданов: Я: «Ваня, куда идти?» Он говорит: «Вот сюда».

Алена Минчук: Надо бежать! 

Александр Скиданов: И я пошел, я сразу кому надо написал. Я говорю: «я – аниме, я хочу»! И все, вот так я и попал.

Алена Минчук: Ислам, а ты?

Ислам Ганджаев: Я только-только начал свой официальный труд в озвучании. Начал со студии «Кириллица». Тогда я озвучивал турецкий сериал. И в процессе я само собой искал еще работу, как сейчас. Я осознал, что, вау, можно же ещё и аниме озвучивать. А я чуть-чуть анимешник. И тут я наткнулся на ребят и вижу, что, вау, они еще и дубляж делают, они кричат: «и это лицензированный контент»! – Можно к вам? Ну, я пришел и стал звездой (стучит по деревянному столу).

Александр Скиданов: Ну, звук был железный кстати. Там дверь железная была.

О коллективе «Студийная банда»

Алена Минчук: Так, вернемся к «Студийной банде». А дружный ли у вас коллектив?

Александр Скиданов: Да, конечно.

О правилах и заповедях самураев

Алена Минчук: А у вас есть какие-то дубляжно-озвучательные заповеди? Как вы существуете?

Александр Скиданов: Не лги и не учи японский никогда.

Алена Минчук: Да?

Александр Скиданов: Потому что зачем тебе это надо просто?

Ислам Ганджаев: Делай потише японский оригинал, чтобы за ним не идти.

Александр Скиданов: Мне кажется самая главная заповедь, которую Саша Русаков, собственно, бдит и мне это очень отрадно – качество контента, время, потраченное на запись. То есть нет такого: «всё, у нас время, время»! 

Стандартная история сейчас на студиях: ты приходишь, у тебя время ограничено прямо жестко, некогда рассидеться. Я знаю, что ребята работали прямо за идею очень много, то есть долгое время это была просто идея, они не зарабатывали с этого вообще ничего. И до сих пор там больших денег нет, поэтому вся работа чисто творческая. И именно поэтому она выходит в таком классном ключе, потому что люди реально трудятся, хотят улучшать себя, хотят улучшать контент, и чтобы это получилось красиво и здорово.

На грани клинка: аниме – не «мультики»!

Алена Минчук: Судя по тому, с каким энтузиазмом вы взялись за первые проекты, аниме вы смотрите с детства?

Скиданов: Да.

Ганджаев: Да.

Алена Минчук: А какие любимые мультики аниме?

Ганджаев: Мультики аниме?!

Алена Минчук: Ну это же мультики. А как правильно? Я не знаю. 

Александр Скиданов: Смотри, скажешь анимешнику, что это мультик, тебя съедят.

Ганджаев: Он набросится. 

Александр Скиданов: Аниме – это отдельный вид искусства, а не мультик.

Алена Минчук: Извините! 

Ислам Ганджаев: Нет, мы-то ладно. Мы просто предупреждаем. 

Александр Скиданов: Я тоже считаю, что аниме – это мультики, потому что это мультипликация.

Ислам Ганджаев: Я начал само собой с «Шаман Кинга».

Алена Минчук: Ой, я тоже его смотрела! 

Ганджаев: Даже, наверное, «Покемоны», потом «Наруто», «Тетрадь смерти». Ну вот всё, что показывали по телевизору, у меня был телевизор и мне в этом плане повезло. Я думаю, как всем нам. 

Александр Скиданов: Примерно та же самая история.

Алена Минчук: Я знаю, что ты любишь «Тотали спайс».

Александр Скиданов: Да, но это французское.

Ислам Ганджаев: Моё любимое аниме!

Алена Минчук: И я любила «Тотали спайс»! Так ладно, а вы помните свой первый опыт озвучивания аниме?

Александр Скиданов: Я помню свой первый опыт, как повлияло на меня аниме. 

Как аниме сподвигло Скиданова купить мотоцикл

Алена Минчук: Расскажи!

Скиданов: Это было в общежитии, в Щепкинском театральном училище, когда мы с тобой репетировали уже «Валентину».

Алена Минчук: Это надо пояснить нашим подписчикам: мы однокурсники! 

Ислам Ганджаев: А я нет! 

Александр Скиданов: Он приблудыш. И мы репетировали спектакль «Валентина» по Вампилову «Прошлым летом в Чулимске». И там у моего героя, у Помигалова, должен быть мотоцикл, ну он такой мужик.

Алена Минчук: Да, ты же тогда нашел настоящий мотоцикл.

Александр Скиданов: Да, это был советский мопед, но он был похож на мотоцикл. Я в принципе из-за аниме, это был «Крутой учитель Онидзука» – олдскульщики сейчас немножко свелись – я из-за этого белобрысого козла купил себе мотоцикл и начал курить.

Ислам: Серьезно?

Александр Скиданов: Я, конечно, утрирую, но мотик я взял  из-за аниме. Потому что я такой: «блин, я хочу «Харлей»!

Ислам: Где он сейчас?

Александр Скиданов: Я продал его. Я купил себе здоровую “Honda Shadow”.

Ислам: Я помню времена, когда ты хотел продать, точно. Да, ничего себе!

Александр Скиданов: Но я на нём катался нормально так.


Восход солнца: как Ганджаев оказался в аниме

Алена Минчук: Ислам, а у тебя первый опыт в озвучании аниме?

Ислам: Когда я пришел попробоваться. То есть я попробовался и уже записал какой-то эпизодик, это аниме называлось «Мастера меча онлайн». Меня уже Саша попробовал и говорит: «А, ладно, тогда так и оставим». То есть была проба, и уже записали персонажа. Впечатления были потрясающие, у меня случилась такая сказка, что, вау, нарисованный аниме-персонаж говорит моим голосом! Была такая история. Потому что мне кажется я даже так от кино и сериалов не балдел, хотя… балдел. Я в то время только начинал работать, и все живые люди или мультики, которые говорили моим голосом, я уже такой: ничего себе! А тут еще аниме – такой двойной экспириенс, потому что сам факт – я прикоснулся к этому, и это еще и аниме! Впечатления были потрясающие. И мой первый опыт – это именно проба, которая стала работой. Кстати, мне заплатил за это Саша? 

Александр Скиданов: Нет.


Чем аниме отличается от озвучки фильмов, сериалов и мультфильмов

Алена Минчук: Вы уже упомянули: «извини, Алена, аниме – это не просто мультик, это другое». И все-таки чем же аниме отличается от озвучивания компьютерных игр, аудиокниг, кино и так далее? Почему аниме жанр так уникален?

Ислам Ганджаев: По факту ничем. Но есть некая специфика.

Александр Скиданов: Есть определенные условности. Просто в аниме очень все достаточно ярко сыграно, не всегда это укладывается в логику нормальности.

Ислам Ганджаев: На русскую речь иногда это просто… (Примечание «Рексквер» – «аниме тяжело ложится на русскую речь») 

Александр Скиданов: На русскую речь тяжело вообще. То есть они порой говорят через какие-то паузы, и как их органично сделать…

Ислам Ганджаев: Это только текст поможет.

Александр Скиданов: Ты порой думаешь, что ты сойдешь с ума, потому что это жесть. Приходится как-то изловчаться.

Ислам Ганджаев: Еще есть такая тема, что если в мультиках экспрессия на 150%, то в аниме это уже 300 процентов! В силу менталитета, темперамента японцы любят гротескную игру. И это постоянные крики, оры и тоже какие-то непонятные эмоции для зрителя, который только начинает что-то смотреть, его это возможно будет даже отталкивать, даже если в дубляже. Потому что меня в своё время оттолкнуло, мне было некомфортно, когда кто-то кричит. И у многих есть такой эффект от диснеевских песен, мультиков, кому-то некомфортно: «блин, они поют, мне неловко». 

Алена Минчук: А я любила.

Япона мать: о японской халтуре

Ислам: Ну вот, кому-то классно, а кому-то не очень. Поэтому наш дубляж многие тоже не переваривали, потому что им было некомфортно слышать такие эмоции на русском.

Александр Скиданов: Потому что они привыкли к плохой закадровой озвучке.

Ислам Ганджаев: И поэтому для них сам факт непривычно слышать настолько гротескные эмоции в чистом русском дубляже, для них это странно, непонятно. У меня был такой же момент, когда я что-то где-то слушал, и вот когда там был крик какого-то имени, я подумал: «Блин, не кричи, мне неловко». Потом я спустя какое-то время что-то ещё посмотрел и начал озвучивать, дублировать, и мне было классно, я уже проникся. И многие люди тоже «переобулись» и осознали: «блин, классно, здорово». Но найдутся всё равно те, кому это всё ещё кажется странным: мол, нельзя дублировать японское аниме, оригинал такой-то, такой-то.

Александр Скиданов: Я каждый раз вижу, как японцы просто жутко халтурят! Когда кто-то говорит, что японские актеры озвучки, что они невероятные, я думаю: «значит у тебя ушек нет вообще в принципе, ушек и глазок, и ты сидишь такой: японское аниме». Потому что, если у тебя с картинкой даже не клеится голос или еще какие-то моменты просто жутчайшие, это, по-моему, хуже быть не может. Но то, что они дублировать не умеют никого, кроме аниме, это тоже факт. 

Ислам Ганджаев: Да. Мне когда попадались в тик-токе какие-то отрывки, где они дублируют великие японские фильмы или игры, все тоже пишут: «блин, ощущение, что я смотрю аниме». И там был отрывок, по-моему, из «Титаника». То есть представь: голосом условно Саске говорит этот Джек, ещё что-то. И я иногда немного добавляю «токсика»: вау, как здорово озвучено, мой любимый японский сэйю*, вот это услада для ушей! Так бы и слушал всё, что бы они ни озвучили! Помимо этого было еще сравнение сериала «Пацаны», как озвучено там. То есть это «супергероика», но она приземленная, и все равно даже в этом жанре это вычурно, гротескно.

__________________________________________________________________

  • Справка «Рексквер»:

Сэйю (c японского 声優, образовано от японского 声の俳優 коэ но ю: – «голосовой актёр») – это японские актёры озвучания. Сэйю, как правило, озвучивают диалоги персонажей в аниме, видеоиграх, фильмах. Также заняты в озвучке на радио, телевидении; работают в качестве рассказчика в радиопостановках и аудиокнигах. 
__________________________________
________________________________

Александр Скиданов: Потому что у них нет понимания, что это разные жанры. У меня складывается ощущение, что они вообще не понимают, что такое актёрское мастерство, как вообще действовать на сцене или в кадре, что люди разговаривают на разном расстоянии. Они привыкли, что они в аниме могут шептать и при этом человек стоит за километр, и он его почему-то слышит.

Ислам: Возможно ещё потому что все нахваливают сэйю, говорят, что они выучиваются. Но выучиваются они в основном на это, то есть это такая узкая направленность: звучать, петь, ещё что-то. Грустно на самом деле.

Александр Скиданов: Грустно.

Ислам: Грустно, но вкусно.


Что такое анимешные подъезды? (спойлер: никогда не озвучивайте так, как показывают ребята)

Алена Минчук: Друзья! Вы смотрите и слушаете подкаст «Про озвучку» от «Рексквер». Мы беседуем с самыми яркими представителями профессиональной звуковой индустрии. А еще мы сами делаем звук для медиа. Если вам нужно озвучить кино, записать подкаст или аудиокнигу, перевести видео или записать рекламный ролик, мы будем рады помочь. А для тех из вас, кто сам занимается созданием видео, у нас есть библиотека лицензионной музыки Recsquare Music. Стоимость трека составляет не более чашки кофе. Оставим ссылку и промокод в описании для нашей аудитории. А мы продолжаем наш подкаст с Исламом Ганджаевым и Александром Скидановым. 

Вы говорите про определенную интонационную структуру в аниме жанре. Посему у меня вопрос: Ислам, в одном из интервью ты сказал про некие «анимешные подъезды», что это такое?

Ислам Ганджаев: Вообще правильно «парадные». 

Алена Минчук: Боже мой! И поребрик там же?

Ислам: Нет, вообще когда мы с «ДЧ» смотрели озвучки, там был яркий пример того, чего нельзя – подъезды. То есть особая манера произношения с придыханием и потягиванием согласных: Н-н-нэнди, в чем дело? Ты думаешь – что это?! Вот подъезды, то есть сверху, снизу, вот это все.

Александр Скиданов: Почему-то люди считают, что, купив себе микрофон, поставив его в шкаф, занавесившись тряпками какими-то...

Ислам Ганджаев: Они даже не покупают, им на это мама деньги не даст.

Александр Скиданов: Иногда даёт мама, бывает такое: мама, папа. Они думают, что если они будут говорить вот так (подражает), то это сразу озвучка. То есть они все где-то этого наслушались, я даже не знаю кто этот первопроходец.

Алена Минчук: Ну, всяких там артистов – Исламов, Александров наслушались...

Александр Скиданов: Как только я слышу вот это вот: «н-да, подожди…» У меня сразу: ты не Ерёмин, пожалуйста, ну… Ерёмин это делает филигранно, он это придумал. Он это придумал специально для одного артиста, который так разговаривает, у которого есть момент интимного общения. В интимной сцене на низах, на бархате, на дыхании, с женщиной ты по-другому говорить не будешь. А просто так, когда это начинается… Ну вот они где-то нахватались друг у друга и всё. 

ИСЛАМ ГАНДЖАЕВ: «Подходил к прохожим и просил их просто на камеру пооткрывать рот, а потом под озвучивал это дома».

Алена Минчук: Так ладно, вот мы вас видим сегодня такими уже умеющими озвучивать кино, аниме. А кто вас этому научил, кто ваши наставники?

Ислам Ганджаев: Я учился дома. У меня была пара курсов с одним человеком. Ты помнишь?

Алена Минчук: А, смотри, так Ислам один из тех, кто купил микрофон, кому мама купила микрофон.

Ислам: Да! Кстати, да! На самом деле мне мама подарила микрофон. Но сначала я тренировался, у меня был великий четвёртый айфон, и я через него подключился к ноутбуку и через него что-то пытался озвучить. Сначала я дважды ходил на курс к одному человеку «потрясающему». «Потрясающие» были курсы, обещали мне «работу», я всему «научился». Конечно же, нет! И в итоге осознал: а что я делаю? Я же понимаю, что опять же это та профессия, в которой, ну что такое тоже учиться в театральной студии – это площадка, где ты сам учишься, где ты пробуешь всё. И в этом плане я так и сделал, я взял микрофон айфона и пробовал дома что-то озвучивать долгое время. Потом мне купила мама микрофон, какой-то самый-самый дешевый. 

Тем не менее, мамуля, спасибо! Благодаря тебе я здесь. Я год-полтора дома тренировался, как-то примерялся, искал свой голос. Я просто не понимал – на кого может лечь мой голос. Я опять же и кривлялся, но это всё равно был поиск. Но я начинал не с аниме, ни в коем случае, я брал живых людей. Обожаю эту шутку, да.

Александр Скиданов: С улицы просто.

Ислам Ганджаев: Да. Подходил к ним и просил их просто рот пооткрывать, а я под ваш рот озвучу дома… Я полтора года что-то пробовал, тренировался, что-то для «интернетов» озвучивал. И потом, как-то набив рот, я уже какие-то демки собрал, отправил на ту же «Кириллицу», и меня уже утвердили на турецкий сериал, и дальше там как-то пошло-поехало. Но в дальнейшем у меня само собой появился некий такой ментор, наставник – это Сергей Смирнов. Помимо него за меня так тоже взялась великая Люся Ильина. С ней даже не процесс работы, а просто человеческая вера и состояние, что ты работаешь, и человек уважает тебя и твой труд. И это на самом деле подогревало и мотивировало работать дальше, искать что-то в себе, пробовать и развиваться. Не то что радоваться: «вау, я уже работаю, всё, можно расслабиться». Нет, каждый раз все равно что-то происходило, я постоянно в себе копался, хотел понять почему так, почему эдак, что можно сделать еще и дальше как-то в этом развиваться. И Сергей Смирнов и Люся Ильина стали моими наставниками, которых впоследствии я нашел уже в процессе работы. 

Алена Минчук: Спасибо! Саша?


«Александр Клюквин: хорошее надо воровать»!

Александр Скиданов: Мне повезло, что в Щепкинском театральном училище появился Всеволод Борисович Кузнецов. Я горел, я купил себе ноутбук, микрофон, стойку. Я там выпрашивал деньги долго тоже, чтобы откуда-то взять их. Все это было приобретено и соответственно все это носилось в Щепкинское театральное училище, потому что не было никакой аппаратуры для прохождения факультатива. 

И Всеволод Борисович – это такой первый маячок, первый режиссёр, первый учитель, если мы берем конкретно дубляж, именно озвучивание. Дальше – они об этом не знают, – но для меня всегда учителями были легенды дубляжа, которых ты слушаешь, как тот же Александр Владимирович Клюквин. Он сказал: «Хорошее надо воровать». Вот я его очень активно слушаю, ворую всё просто, любые какие-то интонации классные. Причём это с детства, какое-то обезьянничество, пародии, ещё что-то. И для меня это такие вехи, на которые я равняюсь, это опять же Александр Владимирович Клюквин, который невероятно круто читает и озвучивает. Его аудиокниги – это вообще какой-то просто космос, как он абсолютно спокойно, без каких-то форсирований, он просто тебя обволакивает голосом.

Ислам Ганджаев: И происходит кино какое-то.

Александр Скиданов: И происходит магия, да. И всё. И ты слушаешь аудиокнигу. Просто улетаешь и всё. Это Алексей Колган, мастер перевоплощения – как на сцене, как в кино, так и в жизни, в смысле в озвучке. И Сергей Бурунов, он для меня открылся тоже и с пародиями, и со всеми остальным, то есть я всё это заслушиваю до дыр. Если аудиокниги, то это вообще Влад Копп, тоже его актерские работы потрясающие. Да много их, много! На всех равняться, всех слушать, у кого-то что-то воровать.


О подготовке к процессу озвучки аниме

Алена Минчук: Нет предела совершенству, конечно. Скажите, вернемся к вопросу аниме, требуется ли вам какое-нибудь дополнительное время для вхождения в роль этого персонажа аниме? Вы сказали, что требуется невероятное подключение эмоциональное, возможно физическое. Я вот недавно столкнулась с тем, что мне предложили пробы, я впервые увидела проект аниме. Я обалдела, я не знала, что можно так сильно устать за 15 минут проб. Требуется ли вам какая-нибудь дополнительная подготовка?

Александр Скиданов: Я за себя скажу, что нет.

Алена Минчук: Уже наверное нет.

Александр Скиданов: Наверное. Тебе же хорошо, даже если ты устаешь, даже если измотанный вообще. Вот у нас был фильм «Поезд бесконечный». Это у нас, господи, как он в русском правильно?

Ислам Ганджаев: «Истребитель демонов».

Александр Скиданов: «Истребитель демонов. Поезд бесконечный», да, всё правильно, чтобы там локализация была, как в кинотеатре. Когда мы его озвучивали, я не знаю как Ислам, потому что у него герой вообще орёт как сумасшедший. Я видел опять же бэкстейджи, я не видел саму запись, потому что мы все по очереди приходим. Но я на своей финальной сцене, где у меня этот Кабан, он плачет и в то же время сдерживает вот этот рёв. И он маугли, то есть он не может плакать по-человечески, он как полу-животное. Это очень изматывающая фигня, потому что ты просто на пределе. Но после этого ты выдыхаешь: фух…!

Алена Минчук: Так, цезура!

Гость: А я ничего не сказал. Ты: «ой, как хорошо»! То есть ты и заряжен, и в то же время ты эмоционально, физически устал. Но это классная усталость, как, наверное, для спортсменов тренировки. 

Мы как-то разговаривали с Мишей Тихоновым (Примечание «Рексквер»: Михаил Тихонов российский актер и режиссер озвучания) как раз по этому поводу, я тогда писал первую свою главную роль в аниме про романтическую историю про учеников, и мой герой внешне холоден, как все азиаты. Они любят, чтобы мужчина был холодным внешне, а внутри горячим. Он главный герой, он не смотрит на неё, вот это всё. И он внешне холоден, а внутри всё кипит: «А! Она на меня посмотрела!» А они переключения постоянные, и этот тренинг очень крутой, ты после этого выходишь: «да я как острие рапиры!» 

Я помню, как Иван Калинин сказал, что надо фехтованием заниматься, чтобы озвучивать точно.

Алена Минчук: Да? Я не помню, чтобы он так говорил.

Александр Скиданов: «Саня, научишься фехтовать – всё»!

Алена Минчук: А какие были сложные ситуации при озвучивании какой-либо роли? Вот ты пояснил, Саша, предугадал мой вопрос. Ислам, а у тебя были какие-то?

Ислам Ганджаев: Собственно вот этот фильм, я его записывал 2 дня, потому что в первый день я сорвал голос, на следующий день у меня голос ещё не восстановился. Но мне это помогло, потому что финальный монолог моего персонажа прозвучал максимально по-живому, на надрыве. Там была битва, он ранен, он замученный, и ему эта сорванность очень подошла. И так уж вышло, что и я максимально был замученный. И сложность как раз-таки в этих бесконечных битвах и этой экспрессии. Потому что тут еще, о чем мы говорили ранее, нельзя соврать! Если это сделать в полшага, условно кричать, то это будет уже не в картинке, это будет фантик, это будет мультик с СТС или другого телеканала, и уже не будет той искренности, за которую нас зритель полюбил. Но это опять же травмоопасно.  Потому что условно технически можно покричать на ложных связках в какой-нибудь битве, но, когда это плач или какой-то монолог боли, ты кричишь во вселенную или что-то подобное, тут уже не получится всё делать так, как ты условно дерешься. Там уже немножко другое, и хочется это сделать еще живее. Но это потом вот так оседает, и после второго дня записи я тоже был без голоса несколько дней, и у меня неделю дёргалось веко. И вот Саша сказал, он был заряженный, я после фильма вот такой был.

Александр Скиданов: Он просто сидел в углу студии.

Алена Минчук: Были у вас роли, которые вам не нравилось озвучивать, не полюбились вам персонажи, или может быть сейчас есть такой проект? 

Ислам Ганджаев: Я их и не вспомню, наверное, даже.

Алена Минчук: Но были?

Ислам Ганджаев: Да. То есть так или иначе есть какой-то материал, также и в кино. 

Александр Скиданов: Да, это какая-то категория «г». 

Ислам: Но нет такого, что, «боже мой, вот бы закончилось поскорее». Много разного материала, и нет такого, что я отказываюсь и больше никогда не вернусь к этому персонажу, до такого не доходило. То есть оно имеет место быть во всех этих жанрах, что мы озвучиваем, но так критично, нет. Я думаю, у Саши тоже.

Александр Скиданов: У меня такого аниме не было, потому что все-таки они такие достаточно короткие, плюс это чаще всего «онгоинг», то есть это одна серия, это не пачка. У меня такая история с индийским сериалом была, я только приходил на запись, я уже устал, я уже не хочу. То есть мне настолько противно всё это было.

Ислам Ганджаев: Или дорамы. 

Александр Скиданов: Но даже дорамы такой эффект не вызывали никогда, как вот этот. Причём и команда классная, то есть ребят я всех знаю, мы классно общались, всё здорово. Текст – абсолютно дебильный сюжет, там было 600 каких-то серий, то есть мы начали не с первой, а это ситком. Господи, когда это закончится?! Я единственный, кто был счастлив, когда сказали: «ребят, мы не будем больше писать этот сериал». Они там то ли куда-то уходят, то ли они хотят вернуть старые голоса. Я сказал: «слава богу! Спасибо вам большое, дорогие индусы»!

Ислам Ганджаев: А сколько вы записывали по времени: лет, месяцев? 

Александр Скиданов: Не очень долго, слава богу.

Ислам: Мы два года индийский сериал записывали. 

Александр Скиданов: Нет, господи, нет! Пожалуйста! 


Приходится ли актерам выбирать что озвучивать?


Алена Минчук: Это «Рексквер» и подкаст «Про озвучку» с Александром Скидановым и Исламом Ганджаевым. Мы продолжаем! К разговору о выборе материала: вы соглашаетесь на всю аниме продукцию или все-таки избирательны?

Александр Скиданов: У нас как бы нет выбора такого, что хочешь пирожки с картошкой, а хочешь вот этот классный сериал. Нет, приходит контент лицензированный, у нас пачка сериалов, эти уходят в дубляж, эти уходят в закадр. Режиссёры, кто работает, они сами набирают. Ты соглашаешься на всё, потому что смысл отказываться, когда это работа. Тем более это такая семейная команда, то есть в принципе, мне как раз чем нравится «Студийная банда», что это больше такая семья. Поэтому чего отказываться?

Три совета новичкам


Алена Минчук: Ну ладно, семья, выдавайте свои секреты. Какие бы три совета вы дали коллеге, которая впервые оказалась у микрофона и будет озвучивать аниме? Что мне делать?

Александр Скиданов: Не бойся! Надо просто расслабиться.

Ислам Ганджаев: Да честно все то же самое, наверное, просто не идти за японкой само собой, то есть за оригинальным японским.

Александр Скиданов: За интонацией.

Ислам: Да, не надо пытаться повторять то, что там. Смотреть на картинку и пытаться сыграть этот гротеск, наверное, так. Не относиться к этому еще как к американскому мультику, не давить из себя что-то.

Александр Скиданов: Внутренне нужно любую эмоцию выкрутить сразу, то есть она не должна быть по чуть-чуть, дозированной, как это происходит у нормальных людей. Нет, она скорее всего будет взрывать прямо сразу на максимум.

Ислам Ганджаев: Но опять же есть еще история, где максимально всё приземлённо, то есть можно сделать как кино эту историю. То есть пришла ты, Алёна, вот с таким голосом, с такой внешностью, и существуй в таком, не перестраивайся никак.

Гость: Очень много от режиссера зависит. То есть если все будут в тандеме, все будут существовать, грубо говоря, в одном стиле, тогда окей. Если все будут кто в лес, кто по дрова, мы прекрасно знаем такие примеры! Когда дубляжное кино и ты думаешь: что так плохо? А на самом деле плохо, потому что один сюда, другой вот так, третий вот так и все, люди как будто в разных комнатах сидят.

О режиссуре


Алена Минчук:
Кстати к разговору о режиссерах, а вы бы себя хотели попробовать в режиссировании аниме или может быть уже? 

Александр Скиданов: Я режиссировал.

Ислам Ганджаев: Я тоже.

Алена Минчук: Какие проекты?

Ислам: В моем случае это был сериал «Человек-бензопила».

Алена Минчук: Ух ты! 

Ислам: Где я был еще в главной роли.

Александр Скиданов: Вот такой он режиссер!

Ислам: Нет, но себя я по крайней мере не режиссировал сам. У меня есть ответственность в этом плане, что большинство же режиссёров сами себя режиссируют и в кинопроектах.

Александр Скиданов: Не будем называть имен.

Ислам: Да. Но тут я подошел к этому ответственно. У меня был человек, ваш однокурсник Егор Васильев, который режиссировал меня, а я режиссировал остальных. Прикольно, но не хочу этим заниматься, не хочу. Это здорово, весело, но не хочу. Это прикольно – вместе с людьми что-то поискать, какое-то творчество. То есть если есть время рассидеться, если ты выспался, ты в добром здравии, не болеешь –  классно, можно что-то поискать, пощупать, и какие-то потрясающие результаты потом происходят. Но самое главное именно в актерском – это не идти на результат, а главное существовать в этом процессе. Вот ты сейчас что-то делаешь, занимайся в этом, не думай, что будет там, ищи-ищи, занимайся. Мне на самом деле этот процесс понравился, но не хотелось бы его так часто повторять, он очень болезненный.

Александр Скиданов: В плане аниме был, по-моему, один какой-то проект, там девчачий сериал.

Алена Минчук: «Тотали спайс». 

Александр Скиданов: Я тогда был маленький режиссер. Нет, был такой небольшой проектик тоже у ребят на «Студийной банде». Это было для «Ваканима» соответственно сделано. Там ничего сверхъестественного не было, я работал просто с девчонками, мне было интересно из них что-то новое вытащить. Потому что мы обсуждали, что-то как-то немножко одинаковость какая-то начала появляться, это плохо. У людей, которые занимаются дубляжом очень долгое время, уже штампы какие-то накопленные есть, и вот нужно все время искать какие-то новые. А ты не всегда это можешь делать, допустим, сам. Для этого нужен человек, который тебе поможет растолкать это как-то: «давай по-другому, давай по-другому». Он тебя выбивает из привычных рельс, и ты начинаешь что-то новое искать. А так я режиссировал пару фильмов, спектакль, аудиоспектакль.


Почему «Иноа» зайдет не всем


Алена Минчук: Саша, ты мне сказал, что сейчас в кинотеатрах выходит новый аниме не мультфильм, я контролирую себя. «Иноа», правильно я поставила ударение? А вы писали этот проект? 

Александр Скиданов: Да, на студии. Аня Мосолова его как раз режиссировала.

Алена Минчук: Так, и как он хороший будет?

Скиданов: Он в стилистике старой Японии, то есть он максимально такой, не знаю, он мне показался вот как старые картины японские, где лица какие-то вытянутые, странные. В принципе мне кажется это очень интересная история.

Ислам Ганджаев: Но не для всех.

Александр Скиданов: Но не для всех, конечно. Это мифология древней Японии, можно так сказать.

Ислам: Это, как я понял, не столько даже для анимешников, а сколько для тех, кто хочет погрузиться в японскую культуру и посмотреть, как это нарисовано, какие там были обычаи и прочее. Историческая тема.


«Игра престолов в мире аниме»  

Алена Минчук: Я не могу не спросить про «Атаку титанов». Саша, ты мне сказал, что это обалденное аниме.

Александр Скиданов: Это пушка! Я пересматриваю в четвертый раз.

Алена Минчук: Как кстати правильно: аниме’ или а’ниме? 

Александр Скиданов: Аниме’. Ну уже привычка. 

Алена Минчук: Ну так почему обалденное аниме?

Александр Скиданов: Это просто пушка-бомба! 

Алена Минчук: Почему?

Ислам Ганджаев: Потому что это «Игра престолов» в мире аниме.

Александр Скиданов: Да. Это можно назвать «Игрой престолов» в мире аниме. Там сюжет обалденный, там вся эта история закрученная, и задаются те же вопросы, как в «Поезде в Пусан»: «А кто больше-то человек»? Вот эти неуправляемые зомби – они нелюди или люди – нелюди? Вот здесь поднимаются те же самые вопросы: кто человек? Кто виноват? И ты смотришь три сезона этого аниме и тебе все понятно: вот враг, вот – плохие, а вот –хорошие. Тебе дают четвертый сезон, и тебе просто голову переворачивают, и тебе показывают предысторию того, что было. И ты: а кто виноват?! А никто не виноват. А потом ты смотришь в окно, а то же самое, то же самое происходит. И ты сидишь просто плачешь и все. 

Алена Минчук: Сейчас мне тут расскажете, и придется мне найти в своем плотном графике время на аниме.

Ислам Ганджаев: Ну найди-найди.

Алена Минчук: Я же его никогда не смотрела, и поэтому объясните мне, пожалуйста, как мне отличить хорошее аниме от плохого?

Ислам: По рейтингу на «Кинопоиске».

Александр Скиданов: Ты не отличишь хорошее от плохого, потому что вкусы – ну кому-то заходит, кому-то нет.

Алена Минчук: Вот эта именно гиперболизация, проблема в ней, почему кому-то не нравится аниме. Вот мне кажется, что мне не нравится, я бы не хотела сесть смотреть. Почему? Потому что я не то смотрела, или потому что я, например, не воспринимаю этот нарочитый мир?

Ислам Ганджаев: Это, знаешь, как ты мне сказала: «просто ты их нормально не готовил». То есть ты это блюдо не пробовала в другой обстановке.

Алена Минчук: Я смотрела «Тотали спайс» и «Шаман Кинг».

Ислам: В каких-то же обстоятельствах ты это смотрела, когда тебе было комфортно, тебе было лет…

Алена Минчук: 7-10.

Ислам Ганджаев: И сейчас тебе должно быть снова лет 7-10, чтобы ты так вот отключилась и посмотрела без какой-либо предвзятости.

Алена Минчук: Так, не будем о возрасте.

Александр Скиданов: Не надо 10 лет, вообще не надо, наоборот надо вдумчиво. Это как та же «Тетрадь смерти».

Ислам: Я имею ввиду с отношением более лёгким. Не думать, что я смотрю.

Александр Скиданов: Ну ты «Тетрадь смерти» включаешь, ты начинаешь смотреть, и ты думаешь: как круто. Там есть кадры, реально кадры, как в кино, они как картина нарисованы, намёками рисовка идёт. Там вот эта сцена потрясающая, когда он жену фэбээровца… Я не буду, мало ли вдруг ты будешь смотреть. Но те, кто смотрит, конечно, они…

Алена Минчук: Но теперь напишите мне список, что надо посмотреть. 

Александр Скиданов: Грубо говоря, там есть потрясающий кадр, она уходит от главного героя, и появляется лестница и виселица, по-моему виселица там. То есть она поднимается на эшафот. И ты такой: это аниме, блин?! Это аниме?! Тебя начинает колотить.

Ислам Ганджаев: Мы, кстати говоря, тоже этот момент разбирали, когда он вписывал в тетрадь, как это было. Как можно было так снять, нарисовать, чтобы персонаж интересно что-то писал в тетради, с разных ракурсов под музыку. Это же восторг!

Александр Скиданов: Прикол в том, что ты пишешь в тетрадь имя, и если ты знаешь этого человека в лицо, просто хотя бы внешне, чтобы не перепутать, если не пишешь по каким причинам, через 40 секунд у него останавливается сердце. И изначальная, опять же изначальная идея, потрясающая: он хочет избавить мир от плохих людей, жертвуя по факту собой. Он становится плохим или не становится?

Ислам Ганджаев: А еще он школьник!

Алена Минчук: Прекратить! У меня много работы! Хватит! Все! Возвращаемся!

Ислам: В отпуск! 

Александр Скиданов: Саша, мы с тобой не знакомы, давай смотри с ней аниме. Я думаю, ты смотришь. 

Алена Минчук: У меня к вам несколько вопросов от ваших подписчиков и от наших кстати в том числе. У Макото Синкай премьера нового аниме. Я правильно произнесла?

Ислам Ганджаев: Да.

Алена Минчук: Боже мой, неожиданно! А озвучивать будут? 

Ислам Ганджаев: Смотрите, сейчас в кинотеатрах будет «Винни Пух» и какой-то Макото Синкай… Ну… выбор очевиден, учитывая, что вы уже... Ну на самом деле к нам еще никто не стучался, и есть сомнения, что постучатся вообще. 

Александр Скиданов: Мы просто не знаем.

Алена Минчук: Как раз тут уточнили, студия «Гибли» дает разрешение или будут пиратить?

Ислам Ганджаев: Ту-тап…

Алена Минчук: Понятно, доходчиво. Вопрос второй: китайское аниме озвучиваете ли вы, какие впечатления на контрасте с Японией, кто любимый персонаж?

Александр Скиданов: Китайское аниме, нет. Но, по-моему, что-то было. У нас был точно какой-то тайский, по-моему, мультик, но не аниме, а просто как бы 3D анимация, были мультики. А вот, чтобы аниме прямо-таки китайское, нет, такого не было.

Ислам Ганджаев: Но это ты просто не принимал. Но «Школа» вот эта…

Алена Минчук: Саша, ты просто не очень подходишь, ты же Щепкинское оканчивал. 

Александр Скиданов: Это же 3D.

Ислам: Нет, «Общага».

Александр Скиданов: Так это не аниме.

Ислам: Ну ладно, окей.

Скиданов: Я принимал там участие.

Ислам Ганджаев: Ну я вот и про него. На нашей студии мы озвучивали китайское аниме, называется «Агенты времени». Это была такая довольно интересная история, детектив. И там, насколько я помню, я озвучивал главного героя, но я не помню ничего. Там была тема с фотографиями, и они расследовали дела, как-то перемещались в это время, что-то ещё. Короче говоря, какая-то очень душераздирающая история была, но я не помню, но говорят крутая. Это да, это классный сериал. Сейчас я в процессе, мы там озвучиваем на другой студии аниме 3D, называется «Боевой континент». Вот к этому меня больше вопросов, то есть к графике, к сюжету, к китайскому менталитету. То есть одно дело у японцев есть своеобразные какие-то приколы, юмор, а есть еще китайцы, и у них оно тоже какое-то гротескное, но с другой стороны. Мне максимально некомфортно это озвучивать и не хотел… Нет, конечно, зовите, без проблем! Я буду работать, но, пожалуйста, качество контента. Смешанные чувства, но мне кажется так же во всём может быть, бывают хорошие фильмы, бывают хорошие и плохие анимешки – «Винни Пух».

Алена Минчук: А как насчет вот такой анимешки, вопрос: эротическое аниме, хентай, есть ли опыт и как ощущения? 

Ислам Ганджаев: Это к Саше! 

Александр Скиданов: Да, я Станк, зовут так персонажа. У нас была анимешка, называлась она «Межвидовые рецензенты». Но это не хентай, то есть это не прямо направление порнографии, то есть это просто эротическая такая смешная комедия, где чуваки в лице человека, которого я озвучил, Станка, это такой тип с сигаретой. Я все время озвучивал и сигарету не выпускал изо рта, потому что он все время разговаривает с зажатой «сигой». Вот человек, потом эльф и что-то вроде гермафродита, короче, он там полу-ангел, полу-кто и всякие еще другие ребятки. Они ходят такие: «что нам делать? А давайте мы будем ходить по борделям, выкатывать рецензию на бордель, у каждого будет своя». То есть эльф говорит, что они там, не знаю, все молоденькие или наоборот старые, или еще что-то. 

Ислам Ганджаев: Он по старым был, я вспомнил.

Александр Скиданов: Нет, он просто знал, что эльфийкам типа по 400-500 лет, и он такой: «Да вы что! Она старая!» А человек такой: «Да нет, смотри, у неё жопа, сиськи, все нормально, она красивая!» А эльф: «Не-не-не!» И тут бабка подходит человеческая, он такой: «Вот, ей всего лишь 87, такая молодая!» Там юмор вместе вот со всей этой ерундой, они ходят в разные всякие штуки.

Алена Минчук: Ты доволен этим опытом? 

Александр Скиданов: Я кайфовал! Потому что что может быть проще, ходишь вот так, кайфуешь с женщинами, включаешь немножечко Еремина, на низком тембре. 

Ислам Ганджаев: А у тебя он реально прямо такой был?

Александр Скиданов: Да, он типа: Е! Че! Или сюда! 

Ислам Ганджаев: У меня, это не назвать эротикой, есть персонаж в моём арсенале. Его зовут Ванитас, и он доктор вампиров. А чаще всего вампирские истории – для девочек. И там были такие сцены, когда мой персонаж познакомился с вампиршей, её зовут Жанна, он ее называл Жанночка. И она у него пила кровь, и там это было так завуалировано, что это было не столько она пила кровь, сколько они… Короче мне приходилось дублировать стоны. Привет, Алёна!

Алена Минчук: Привет! 

Александр Скиданов: Как будто Алена не дублировала стоны! 

Алена Минчук: Хватит! Давайте это не здесь обсудим, наши подписчики не в курсе. 

Ислам Ганджаев: Но одно дело что-то такое бешеное, а другое дело, когда он такой весь из себя благородный: «Нет, что ты делаешь…» Какие-то такие штуки были, и это было весело. Егор, кстати, это снимал зачем-то.

Александр Скиданов: Он для своей коллекции. 

Вопросы подписчиков (много интересных вопросов)


Алена Минчук: Ну чтобы осталось, да. Друзья! В базе «Рексквер» только профессиональные актеры, если вам нужно озвучить какой-либо проект, наши продюсеры помогут вам в организации записи и монтажа. А мы продолжаем наш подкаст с Исламом Ганджаевым и Александром Скидановым. 

Почему при всей популярности и массовости аниме в России нет компаний, которые могут конкурировать в этом жанре с мировыми студиями? У нас есть потрясающие режиссеры мультфильмов, художники, дизайнеры, актеры озвучки, композиторы и звукорежиссеры.

Александр Скиданов: Почему не могут конкурировать с аниме…

Алена Минчук: Мировым, да. Я правильно понимаю, что не только Япония делает аниме?

Александр Скиданов: Нет, только Япония.

Алена Минчук: А есть же еще китайское аниме, французское ты только что сказал. А чего русского нет?

Александр Скиданов: А зачем? Зачем делать в стиле японского аниме? Я понимаю китайцы, там как бы окей, у них плюс-минус менталитет, ещё что-то. Но давно существует японское аниме, это рынок, они это придумали, пускай они это делают. У нас есть свои потрясающие мультипликаторы, своя мультипликация. У нас есть студия «Паровоз», которая находится в Москве, у нас есть «Союзмультфильм», который сейчас потихонечку вроде как реанимировался, у нас есть ещё «Мельница» в Питере, ещё у нас есть «Смешарики» и есть «Маша и Медведь».

Ислам Ганджаев: Кстати, да, они же популярные.

Александр Скиданов: У нас есть две глыбы, которые популярны там. И нам нужно своё делать. Зачем нам кого-то копировать, ещё что-то? 

Ислам: Помимо этого также в интернете наши ребята Metal Family, они популярны везде. И какие-то другие тоже студии сейчас активизируются, они максимально набирают популярность. Поэтому мне кажется это дело времени.

Александр Скиданов: Опять же мультик сейчас выходит на «Карусели», на детских каналах на всяких, называется «Геройчики».

Ислам Ганджаев: Где вот такая штучка?

Александр Скиданов: Да, где бублик. Ну классный! Я обалдел! На ютьюбе есть подборка из фраз этого чудика. Я такой: серьезно? То есть у этого даже есть фанаты какие-то.

Ислам: Это важно на самом деле. Это нужно так на самом деле форсить, чтобы «вот мы делаем так, мы рисуем так, озвучиваем».

Кампатро Камбоко: эксклюзивная импровизация актеров (роль из «Клинка»)


Алена Минчук: Так, ладно, на вопросы подписчиков ответили. И теперь у меня вишенка на торте. Не могли бы вы для наших подписчиков разыграть нам фрагмент из аниме «Клинок, рассекающий демонов»? Если вам нужна минутка пробежаться, вспомнить сцену. 

Ислам: А я почти наизусть знаю.

Александр Скиданов: Эту я знаю.

Алена Минчук: Прекрасно!

Ислам Ганджаев: Кампатро Камбоко, точно?

Александр Скиданов: Кампатро Камбоко, да. 

Алена Минчук: Ну что, поехали? 

Ганджаев: Боже мой!

Скиданов: Ты помнишь же первую? Они в лесу.

Ганджаев: Да, я помню. Я имею в виду: ему же лет 15, а мне уже 27. 

Скиданов: Ладно, давай!

(Ганджаев) – Никакой я не «лобешник», я Тандзиро Камадо! (Скиданов) – Кампатро Камбоко! Я одолею тебя! (Ганджаев) – Ну а это еще кто?! Хватит, Иноски! Прекрати! (Скиданов) – Монзиро! Он меня грязным кабаном назвал! (Ганджаев) – Да Тандзиро я!  – (Скиданов) Кентаро! Тот же прием, что и у Монзиро. Вы что, друзья? Монзиро! Вот зараза! Этот Тандзиро чем-то меня заразил! (Ганджаев) – Ты ведь никогда не запомнишь, как меня зовут, правда? (Скиданов) – Чего? Да чтобы я какое-то имя не запомнил! Кампатро Камбоко! (Ганджаев) – Нет, мимо. (Скиданов) – Гинкоро Сакарики. (Ганджаев) – Мимо! (Скиданов) – Тонторо Тадаки! (Ганджаев) – Опять не то! (Скиданов) – Аааа!

Минутка философии: слова для поклонников

Алена Минчук: Класс! Спасибо, ребят! Чудесная беседа, много нового я сегодня узнала про аниме. Главное, что это не мультфильм, я себя все еще контролирую. Спасибо вам большое! Хотели бы вы что-нибудь пожелать нашим подписчикам и своим в том числе? Надеюсь, что они увидят нашу встречу.

Александр Скиданов: Будьте здоровы! И самое главное: радуйтесь каждому дню и смотрите мультики. Неважно в каком возрасте, это всегда заряжает энергией.

Ислам Ганджаев: Ой, Саша так сказал! Я вот тоже самое хотел сказать. Нет, на самом деле такая простая истина – просто будьте здоровы и счастливы.

Алена Минчук: Да, это точно. Спасибо вам, ребята! Надеюсь, что это наша не последняя встреча. Это был подкаст «Про озвучку» от «Рексквер» и наши гости Ислам Ганджаев и Александр Скиданов. До новых встреч!


ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ


Смотрите также
Спасибо!

Заявка успешно отправлена. Наши специалисты свяжутся с вами в ближайшее время

Спасибо!

Скоро мы отправим Счет-оферту на указанный Вами электронный ящик.
Если Вы не получили документ, пожалуйста, свяжитесь с нами: rec@recsquare.ru. Спасибо!

Обратная связь

Куда вам перезвонить: Telegram, Whatsapp, телефон?

Оставить заявку
Оставить заявку
Заказать подборку бюджетных дикторов

Оставьте Ваши контакты и наши специалисты предоставят информацию по всем бюджетным дикторам и ценам

Заказать звонок
___

Наша задача по данному проекту заключалась: Кастинг диктора Андрей Соколов. Студийная запись диктора Саунддизайн и сведение Клиент: ПАО «Бинбанк»